Impaler (v_impaler) wrote,
Impaler
v_impaler

Category:

Музей Обнинской АЭС: Счёты, карандашик и чашечка кофе

Оригинал взят у v_impaler в Музей Обнинской АЭС: Счёты, карандашик и чашечка кофе


aes-top

Неделю назад я побывал в Обнинске корреспондентом - наша делегация съездила на форум атомных городов, так сказать, посмотреть на успехи соседей. А просто на город поглядеть толком не получилось. Поэтому, когда в фойе, где проходила небольшая выставка, я увидел предложение записаться на экскурсию по Обнинской АЭС, я тут же это сделал.

Электростанция эта, официально признанная первой в мире, начала работать 27 июня 1954 года. Два года назад, тоже летом, я писал для "Городского ритма" статью к её юбилею. Закрыли станцию в 2002-м - она давно устарела, работала как научно-экспериментальный комплекс, о выработке энергии для нужд города речь давно уже не шла. Теперь на АЭС - музей, но туда нельзя просто так приехать, зайти и купить билет. Ведь станция находится по-прежнему на территории режимного института - ФЭИ относится к структуре Росатома. Ряды турникетов, забор с колючей проволокой - всё как у нас в ТРИНИТИ, только еще строже. Но попасть туда всё-таки можно - в составе организованной экскурсии по предварительной записи, сдав всё, от фотоаппарата до мобильника и флеш-карты. Все впечатления на экскурсии предстояло воспринимать по старинке - в голову.

IMG_6289

...За двадцать минут до начала на месте сбора, главной проходной ФЭИ на площади Бондаренко, пусто. В бюро пропусков тоже не знают ничего об экскурсии. Всё отменилось, напрасно приехал? Но затем у дороги собираются люди - взрослые, в основном женщины, есть пара маленьких ребят. На площадку перед входом подъезжает автобус, в него, ни говоря ни слова, заходит вся публика - человек 20. Выделяются двое с фотоаппаратурой и штативом - счастливчики получили аккредитацию и теперь уверенно обсуждают, что и как они будут делать на территории. Автобус проезжает несколько сот метров, и мы видим другую проходную - не столь парадную и суровую. Автоматчик сидит на возвышении прямо посреди автомобильного въезда, готовый охранять секреты науки, если что, прямо сейчас. Избавившись от груза достижений цивилизации, мы проходим внутрь. Еще короткая поездка - и перед нами здание с надписью большими красными буквами по фасаду: Первая в мире АЭС.

Из автобуса выходит пожилой учёный с растрёпанной шевелюрой - наш экскурсовод. Михаил Михайлович Гайдин работает на станции с 1969 года, проводил на реакторе научные эксперименты, а когда его решили остановить, был одним из главных сторонников превращения АЭС в музей.
Перед входом на станцию - стенды со схемами станции и портретами выдающихся ученых, участвовавших в ее создании. Курчатов, Доллежаль, Блохинцев... Гайдин знал их не понаслышке. "По приказу Сталина, станцию должны были построить за год. Справились за три года, из них основное время заняло строительство здания, а сам реактор сделали за полгода, - рассказывает он. - А как вы думаете, почему у него такая архитектура?"

DSC_0046

Трехэтажный домик и впрямь непохож на промышленный объект: пышный, изящный, с намёком на колонны - типичный "сталинский ампир" послевоенных лет. Таких домов много рядом с институтом, в старом квартале Обнинска. "Правильно. А зачем? Для маскировки!" - сам себе отвечает экскурсовод.
Но мало построить здание, надо было спроектировать реактор, способный давать энергию. До этого в Союзе уже работали установки для производства оружейного плутония, а вот сделать мирный атом - цель новая. "Собирали самородков по всей стране! - рассказывает Гайдин. - Михаил Минашин, один из создателей АЭС, сделал все вычисления на счетах. А время было какое? Послевоенное! Я тогда ходил в детский сад, нам давали 100 граммов хлеба в день..."
Когда станцию собирали, пускали в ход всё, что могли - например, турбина немецкой фирмы "Манн" была сделана в начале века, и, как сказал Гайдин, работала в Кремле. Потом она очутилась на свалке, но советские инженеры смогли ее восстановить и приспособить для работы АЭС. Позднее реактор был перепрофилирован для научных экспериментов, турбину сняли и, увы, отправили в металлолом.

Михаил Гайдин отходит на минуту и возвращается с компактной видеокамерой в руках. "А теперь встаньте здесь... нет, спиной к зданию. Вот, так, так... А теперь - фото!" В экскурсию входит несколько снимков на память, и наш провожатый, похоже, получает огромную радость, выполняя эту нехитрую услугу. Фотографы-профи со своими фуллфреймами и штативами скептически отходят в сторонку.

OAES_muz2.jpg

Входим внутрь. Там всю экскурсионную группу ждут белые халаты и шапочки. Радиационной "грязи" на станции давно уже нет, и это больше похоже на ритуал, напоминание о том, что работа здесь была совсем не безопасной. "А теперь встаньте здесь... и здесь..." - Гайдин продолжает фотографировать. На стенах - фотографии видных гостей станции. Ким Ир Сен, Хо Ши Мин, Джавахарлал Неру, какие-то сливающиеся с фоном камрады из Ганы, маршал Жуков и даже сам Юрий Гагарин... А изумрудного цвета тумбочка, у которой мы только что стояли, оказывается... копией трибуны ООН. "Отсюда Никита Сергеевич показывал всем кузькину мать!" - напоминает наш провожатый. И пускается, с той же самой трибуны, в долгие воспоминания о временах холодной войны. "Знаете, какие три человека спасли мир от ядерной войны?" - спрашивает он. "Курчатов!" - тянет руку маленький мальчик. "Правильно, а еще?" Молчание. "Сталин и Берия!" - отвечает Гайдин. "Знаете, есть на свете люди умные, а есть самые умные. Те, которые решают, как другим жить. И вот эти люди собирались сбросить на Советский Союз..."

Михаил Михайлович говорил и говорил, а мне подумалось, что в музее Обнинской АЭС сохранилось не только оборудование, не только документы того времени, но и сам дух эпохи, в которой работали ученые во время атомной гонки. Это дух, с одной стороны, научного азарта, колоссальной отдачи сил, с другой - идейного противостояния, постоянной готовности к удару, ощущения осажденной крепости. Он живет здесь, как воздух прошлого века в запаянной колбе.

DSC_0069

Мы проходим дальше - в дозиметрическую. "Проверь лепесток!" - гласит надпись на щите. Лепесток - это респиратор; рядом на стене висит прозрачный защитный костюм. В комнате огромные шкафы с индикаторами, тумблерами и рукоятками. Все стрелки индикаторов - на нуле. Через эту комнату проходили все, кто работал на станции. Правда, не все так уж строго выполняли все предписания. Бывает, не брали с собой обязательный "карандашик" - трубочку-измеритель дневной дозы - и так ясно, что она будет, зачем начальство тревожить? И, странно ли, среди тех, кто работал на станции - много долгожителей. Тот же академик Доллежаль прожил 101 год, а в канун столетия Михаил Гайдин брал у него интервью и поражался свежести мысли ученого, чья жизнь охватила три века. "Нам говорили, что у нас здесь ядерный санаторий", - улыбается Гайдин. Может, малые дозы радиации и правда укрепляют организм? Скорее сама жизнь учёного...

"А вы знаете, на какой срок работы рассчитывалась станция? - хитро улыбается он. - На десять лет? Пятьдесят? Сто?" - "Пятьдесят?" - тянут руку мальчишки. "А вот и нет. Курчатов говорил тогда: 'До утра проработает, и слава Богу!' А проработала - 40 лет!"

DSC_0101

Идём вверх. На лестничной клетке - красивейшие выпуклые витражи, почти барельефы из больших, с крупными сколами кусков цветного стекла. Аллегории на атомную тематику: фигура человека на Земле, укрощение коня, мать и дитя на фоне лучей Солнца... Хотелось бы узнать их автора!

Поднимаемся по лестнице на второй этаж, в кабинет директора АЭС. Станция закрыта, на кабинете нет таблички с именем. Просто директор. Внутри - бюстик Ленина и несколько экспонатов - счеты, те самые, на которых работал Минашин, арифмометр "Феликс", логарифмическая линейка. "А теперь сфотографируемся... встаньте вот так-то и так-то... а теперь, кто хочет, запишитесь в гостевой книге"... - "А мы реактор-то увидим?" - нервничают экскурсанты. "Сейчас-сейчас!" Осталось еще пройти ряд портретов и услышать несколько любопытных историй. О секретности, о генералах НКВД, о том, как работницы счетных машин до последнего не знали, для чего были их расчеты. "Знаешь, папа, я слышала по радио, запустили первую в мире АЭС, а интересно, где это?" - спрашивала учёного Хайнца Позе его дочка. - "Да ты ее в окно каждый день видишь!" - отвечал он. Об немце-ядерщике Хайнце Позе, который стал важной советской "добычей" после войны и был фактическим основателем ФЭИ; и о Клаусе Фуксе, одним из тех, кто передавал американские секреты в СССР, пробыл девять лет в английской тюрьме, а спустя годы приехал на станцию и увидел, что рисковал не напрасно...

DSC_0122

Конечно, роль АЭС в энергетике страны и даже города была мизерной. "5 МВт - это как всему Обнинску сварить по чашечке кофе", - объясняет Гайдин. Цели её были иные - застолбить мировой приоритет, заявить о нас как о приверженцах именно мирного атома и сделать испытательный полигон для создания как новых промышленных АЭС, так и источников ядерной энергии для подводных лодок, для космических кораблей... Но вот наконец мы входим в священный зал, где расположены системы индикации и пульт управления АЭС.

38265_original

Михаил Гайдин показывает сохранившиеся твэлы - длинные стержни, собственно "горючее" для АЭС. Они разного вида, типа и толщины... Рядом - макеты миниатюрных реакторов для космоса; выставка документов эпохи... "Отправить на строительство еще столько-то квалифицированных заключенных"... "Отметить неудовлетворительную работу таких-то и таких-то..."
А пульт поразительный - сложная техника предполагает ясную эстетику. Огромные круги, опять-таки сотни переключателей, кнопок, лампочек. Здесь сидели двое - оператор-инженер и учёный-физик. Работа была строго разделена - физику запрещено что-либо включать, только давать указания. И это логично. И все здесь по-прежнему работает - только вот управлять больше нечем...

DSC_0233

Еще одна расстановка, еще один кадр на память... "Времени совсем мало! Идёмте дальше!" - торопит наш провожатый. Целый час заняли разговоры про Сталина, Хрущёва и кузькину мать... Жаль, ведь хотелось еще и поразглядывать, и поспрашивать. Осталось спуститься вниз, в сам реактор. Сейчас это просто огромное почти пустое помещение, с обязательным узко-коленчатым коридором в толстенной стене, внутри - краны, которые под руководством оператора, что за стеной сверху, должны захватывать твэлы и помещать их в активную зону реактора. Там, где был реактор - массивная, диаметром метра три, заглушка, покрашенная в охристо-желтый и кирпично-красный цвета. "Очень удачный цвет. И не слишком тревожный, и не успокаивает", - доволен Гайдин. Экскурсанты беззаботно поднимаются туда, где когда-то горело самое страшное на свете пламя, а он делает еще одну - финальную - фотографию на память.

Оставалась дорога обратно. Во время нее Михаил Михайлович рассказал о своей, и всего института, борьбе за сохранение АЭС как музея - поначалу ее предполагали просто снести и создать на ее месте лужайку. Но вмешались академики, поддержал тогдашний президент Медведев, и указ о создании Музея АЭС был подписан. Гайдин показывает рисунок - эскиз целого Храма атомной энергии, похожего на инопланетный корабль, зависший над нынешним зданием. Пока это лишь его мечта. Зато уже идёт освоение второго музейного помещения - дома, где жил и принимал высоких гостей Курчатов. А недавно в Обнинске был принят меморандум о создании целого Музея мировой атомной энергетики. Правда, пока это лишь декларации...

IMG_6323

IMG_6284

Автобус везёт нас вдоль забора, выделенного для местных граффитистов. Помимо обычных для официальных граффити тем юбилея Победы, здесь есть и темы, специфичные для города. Портреты Курчатова и Лейпунского (правда, говорят, Курчатов там вышел похожим на Бен Ладена), Гагарина и неизвестных людей в противогазах... Как раз в это время два парня рисовали атомную подлодку в лучах восходящего Солнца. "Многие говорят, что работы странные, а мне нравятся! - сказал наш экскурсовод. - Каждый раз, когда здесь прохожу, силы прибавляются!"

Готовые кадры с экскурсии М.М.Гайдин обещал выложить на сайте к понедельнику. Пока здесь - фото из других источников.
Сайт музея - http://www.aes1.ru/ Там можно подать заявку на групповые экскурсии от организаций. Поодиночке, судя по всему, записываться невозможно.

P.S. Моя статья двухлетней давности про Обнинскую АЭС. Фрагмент статьи был опубликован в "Городском ритме".
http://mytroitsk.livejournal.com/6564.html

Subscribe

  • (no subject)

    Читаю, как народ ломанулся в какой-то клабхаус. Для этого нужен айфон и целая жизнь, чтобы кого-то там слушать. Что??? Люди ищут по объявлению в…

  • IR92

    А между тем у нас снова вышел номер. Оказывается, чтобы сдать журнал, нужно взять в газете отпуск на две недели - тогда это получается более-менее…

  • 45

    Выставка открыта, всё хорошо, номер газеты сдали, наконец можно чуть-чуть выдохнуть и предаться рефлексии. И ответить всем на поздравления.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments