March 30th, 2011

Azazello и Барыкин

Узнав в последние пару дней много о певце Барыкине, хотелось бы добавить пару копеек на эту тему. Увы, я практически не слышал его творчество - не считая тухмановского диска "По волнам моей памяти", где есть, говорят, и его голос, и песни под странным названием "Регги-егерь", которая запомнилась именно что своей странностью.
Но, на самом деле, очень грустно за него, и за Монина, и вообще за таких вот честных тружеников эстрады - люди вкалывают, теряют силы, голос, здоровье, потом беднягу еще и обобрали под конец... В конце концов, это всё тоже равноправная часть музыки нашей страны.

А рассказать хочу немного о другом. Очень может быть, что кто-то из вас слышал песню Барыкина, сам того не подозревая. В 2004 году мы издавали диск наших больших друзей, тындинских прогметаллистов Azazello. Отличный диск, я его слушал больше, чем иные работы "классиков жанра", ну да я наверняка уже не раз хвалил эту группу и повторяться смысла нет. Но дело в том, что Azazello - довольно своеобразные прогметаллисты. Есть у них еще другая, песенная сторона творчества. У Александра Кулака - целый багаж отличных песен в акустике (которые потом записывались всей группой, некоторые - не записывались). А еще он большой поклонник советских певцов ВИА - Кузьмина и как раз Барыкина. Что мне, по крайней мере, тогда казалось дико странным. Как так - прогметал и Барыкин?! Затем это всё переросло в целый русскорочный проект "Небо", который вам лучше не слышать.
А тогда, в 2004-м, шла речь об издании альбома, и как раз тогда внезапно погиб барабанщик группы Deathonator из Южно-Сахалинска, Дмитрий Донской. Он работал в пресс-службе губернатора острова и разбился вместе с ним на вертолете... Deathonator - отдельная история; скажем, эта команда регулярно, из года в год, тратила дикие деньги на авиаперелеты, чтобы выступить на хабаровском рок-фестивале, а альбом качественно, в том составе, так и не записала. Желание сыграть всегда перевешивало.

Так вот, азазельцы срочно записали в память о Дмитрии песню и решили поставить ее в конец альбома. Бонусом. Песню - кавер Барыкина. Я не знаю, как точно назывался оригинал, поэтому назовем ее условно "Друг". Услышав про Барыкина, я чуть со стула не упал: сначала прогметал, потом это? Долго слушал, сопоставлял, старался убедить себя, что это хорошо и убиваться об стену необязательно. Был и другой момент - необходимость получить разрешение самого автора. Знакомый звукорежиссер даже обещал свести с ним, сказав, что человек он хороший и вряд ли запретит. Но что-то (видимо, какие-то внутренние глюки) помешало и я этого так не сделал, не решившись потревожить звезду своими вопросами.

В итоге мы пришли к "соломонову решению" - опубликовать песню скрытым бонус-треком, после завершающего диск басового инструментала и двух минут тишины. Потом многие недоумевали - что это? Сайт Sea of Tranqillity написал: "Simpler and less technical than any of the other songs, but it's also a more melodic, and a pleasing listen". Еще один утверждает, что "Der eigentliche das Album beschließende, balladeske Hidden Track kann ganz im Gegensatz zu sonstigen Gepflogenheiten das Niveau der restlichen Stücke halten und zeigt auf, dass sich Azazello auch in ruhigeren Fahrwassern durchaus gekonnt bewegen", - наверное, тоже что-то в меру доброе.
Большинство же рецензентов, судя по замалчиванию вопроса, просто не дослушали диск до конца.


Переслушиваю песню теперь, и мне кажется, что она вполне хороша - если не думать об "Азазелло" как о прогметал-команде. Кулак, при всей неидеальности своего голоса, всегда поет по-настоящему, переживает ее содержание. Может, даже слишком.