May 9th, 2011

(no subject)

Возвращались сейчас из Питера, рядом - в соседнем "отсеке" плацкарта и в боковых напротив - ехало феерическое семейство, из которого особо фееричны были два подростка, лет 12, как раз те, что напротив. Не понял точно, были они братьями или просто друзьями, но, казалось, не общались друг с другом целую вечность и стремились выговориться. Разговор их в основном состоял из - нет, не мата, а просто гыкания, перечисления каких-то компьютерных игрушек и о том, как в их школе кто-то нажрался и потом блевал прямо в классе. Затем общение перешло на темы, так сказать, культурные.

- А ты читал Достоевского, "Преступление и наказание"?
- Гы. Нет, а о чём там?
- Я вот знаю. Представь, был такой Раскольников, и он убил старушку.
- Гы! А потом изнасиловал?
- Гы. Да нет. Просто убил.
- А что дальше?
- А потом он пошел и сказал: "Я убил старушку. Арестуйте меня".
- И его арестовали?
- Да. А почему он сказал это, знаешь?
- Может, совесть замучала?
- Я тоже так думал. А оказалось, нет. Он думал, что убьет ее и найдет у нее кучу денег, а денег не нашел. Вот ему и было обидно, что он и старушку убил, и без денег остался.
- Вот как... А что потом?
- Ну, отправили его на каторгу. И там, уже потом, на каторге он сказал себе: "Всё. Я прощаю себя за то, что убил старушку и не получил денег".
- Ну надо же.
- Вот-вот. Прикинь, а там 600 страниц в книге. Такая короткая история - и на целых 600 страниц. Тебе это через два года читать. Ну, то есть проходить.
- Гы.

Так они еще болтали. Потом к ним подбежал их мелкий брат, лет восьми, показал на них пальцем и залопотал: "Бакланы, бакланы, бакланы!" Один из ребят встал и пнул младшего кулаком в живот. Тот убежал. Подошла их мамаша - в майке с крупной надписью "Ищу приличного мужика", посмотрела на них. "Эй, дай что-нибудь похавать!" - завопили эти двое. Та ушла обратно.

И так всю дорогу.