Impaler (v_impaler) wrote,
Impaler
v_impaler

Category:

2. Широкая балка



На море я не был... сколько? Это смотря как считать. Два с половиной года назад видел Черное море в Одессе – но то было в конце апреля, мельком, да и купальный сезон еще не открыт. В Питере, на Финском заливе, случалось быть часто, а порой и купаться, но это не совсем море – пресное. Наконец, в октябре прошлого года буквально на полчаса удалось повидать море Белое – аж у Северодвинска. А по-настоящему, вот так, на юг, с купанием, пляжем и всем-всем-всем – аж в 1986 году, в пансионате близ Махачкалы. А на Черном море – и того раньше, в городке Скадовске близ Херсона. Сам не помню, когда, но уже после Олимпиады...
Так что – здравствуй, самое синее море, 25 лет спустя!




Но первое, что мы увидели еще из окон поезда, был серьёзный портовый город Новороссийск, растянувшийся вдоль бухты и окруженный важными серыми горами, из которых добывают цемент – как нам тут же с гордостью поведал таксист. Другого такого цемента во всём мире нет! Помимо того, в Новороссийске есть одна прог-металлическая команда, но таксисту об этом неведомо.
Машина взмывала вверх и ныряла вниз по улочкам города, потом окончательно набрала высоту, и в какой-то миг я увидел в заднее стекло весь город, полукругом обступивший море, и горы над ним, и еще одни горы – еще выше, потом понял, что верхние горы – это серые дождевые облака на синем небе. Потом машина сделала очередной поворот, и мимо снова побежали мелкие, почти деревенского вида домишки.



Наш путь ведет в Широкую Балку, курортное место рядом с городом – буквально соседняя бухта. Но общественный транспорт ходит только на полдороги – до кладбища. Дальше в былое время сновали лихачи на маршрутках, но после серий аварий власти города запретили им работать на этом направлении. Так, по крайней мере, сказал таксист. И после очередного крутого виража на дороге между горой и ущельем ему верилось охотно и вполне.
Горы – некрупные, пологие, степенные. В основном – покрытые лесом. На одной – яркие, с металлическим блеском шары – как будто пункт слежения за судами. Корабли заходят в порт Новороссийска целыми пачками.
Водитель домчал нас за 300 р., и, дав еще дюжину полезных советов, оставил у потрепанных железных дверей пансионата "Океан" – одного из полутора десятков заведений, угнездившихся в Широкой Балке. Двухместные номера, санузел в коридоре, душ – в отдельном здании, зато новенький и чистый. Словом, хорошо сохранившийся советский дом отдыха.



Выбор этот был, по большей части, вынужденным – заведение с говорящим названием "Голубой факел", где мы забронировали номера заранее, в последний момент дало отбой. "Океан" был на полкилометра дальше от пляжа, но в этом по прибытию обнаружились одни плюсы. Тихо, спокойно, обширная территория, где нашлось место горному ручейку в локоть шириной, сливовой роще со вкусными спелыми сливами, и даже настоящему грецкому ореху!





Как вы догадываетесь, первое время я только и смотрел на диковинные деревья этих мест, а также на то, можно ли то,что на них растет, съесть. Кизил, дикий абрикос – успешно. Виноград оказался горьким и дико вяжущим. Гигантские стручки доросшей до размеров дерева акации – явно не вариант. Попытка разгрыть кожуру грецкого ореха окончилась провалом – то, что это за фрукт, я понял лишь днем позже. Еще какие-то черные ягоды на растении зонтичного вида показались слишком стремными, чтобы рисковать. Но всё компенсировали сливы – вернее, полные карманы сладких, но еще не перезрелых, хрустящих слив. И запах нагретой на солнце хвои кипариса – чистое ощущение юга, его квинтэссенция.



По правде говоря, первый день мы в основном проспали. Погода менялась с головокружительной быстротой – солнце-тучи-ливень-солнце, на море разгулялись вполне серьезные волны. Зато в день второй снова настала летняя жара, ни облачка, только с моря дул сильный ветер и волны не утихали.



Пляж – крупная галька. Чистый, в четверг малолюдный, купаться с такими волнами никто и не пытается – сидят на бережку, подходят к волнам, ждут, когда она накатит и обдаст солеными брызгами. Галька в откате волны бьет по ногам. Кайф! Мишка визжит от неподдельного восхищения. Даже если бы на этом знакомство с морем и завершилось, уже было бы что вспомнить!



По кромке пляжа ходит сосредоточенный человек с красным мегафоном. На нём крупная белая надпись: "ОРАЛО". В эту штуковину служитель Нептуна время от времени покрикивает: "Купаться запрещено!" И, сочтя свою миссию выполненной, уходит дальше.



Над пляжем – следующий ярус. Автомобильная дорога вдоль побережья, дальше – лепятся у подножия горы базы отдыха, рядом – рыночек, кафе, ряд торговых палаток, магазинчики. Поскольку на автобусе в город не съездишь, продукты все втридорога. Сувенирка – всё как везде, от лакированных ракушек просто глаза разбегаются, есть даже "фирменная" майка с надписью "Широкая балка" и множеством других – тяжкий бред похмельного дизайнера. Продавцы берестяными поделками вяло выясняют между собой отношения, в ларьке с пирожками предлагаются, но отсутствуют пышки (откуда бы в Новороссийске про них знать!), две торговки надувной детской ерундой и водяными пистолетиками погрузились в воспоминания. "Когда я была молодой, сочиняла стихи. О, это были такие стихи! Если бы в них бросить камень, то он бы раскололся!" Где-то это уже было. Про камень. Ну ладно, потом вспомню...



А вот Миша тоже только что стихи сочинил. Долго старался, сидел на диване, морщил лоб и потом гордо произнес:
- Села кошка на диван
- И там съела баклажан
Творчество – процесс заразительный, и мне вскоре тоже пришло в голову актуальное двустишие:
- Гитаристу Марку Риццо
- Не мешало бы побриццо
Чем я тут же и занялся.



И опять на пляж... По нему важно вышагивают толстенные, с гуся размером, чайки. "А что это за птицы?" – спросил Миша с явным восторгом. Да, это не худосочные питерские их собратья – это настоящие владычицы южных морей! Они кружат над волнами, парят на ветру, ныряют в волны за добычей...
- Папа, папа! – дёргаюсь и тут же понимаю, что это не мне. Вокруг полным-полно других пап, мам, бабушек, дедушек и, разумеется, детей. В сентябре – сплошь дошкольников. Видимо, Широкая Балка – в основном семейное место отдыха...
- Папа! – а теперь это уже собственный отпрыск спрашивает. – А где юг?
- А ты сам как думаешь?
Показывает на море.
- Правильно! А что?
В ответ, ни говоря ни слова, он берет нарукавники и шагает к воде.
- Ты куда?
- В Египет!



Догоняю. Из последовавшего разбора полетов следует, что сын прочел рекламу в журнале и захотел посмотреть на египетские пирамиды и сфинксов. А путь в Египет – прямо на юг, морем. Успокаиваю его тем, что сфинксы есть и в Питере. Только маленькие. "Хочу большие!" – тянет сын, но уже без прежнего энтузиазма.



Ужинать ходим в пансионат "Садко". Столовая открыта для всех и за 135 р. на нос выдает такую гору снеди, что доедаем её мы еще утром. Сам пансионат – отдельные дощатые домики и любовно украшеные клумбы, где крупные гальки раскрашены гусеницами и божьими коровками. Что-то есть в этом холмовское... Наверное, там хорошо. У входа вьется дикий черный виноград. Не могу удержаться от соблазна... бррр! Горькая, дико вяжущая гадость. Эх... Мечты-мечты.



А у нас зато на входе в корпус мини-библиотечка. Своеобразный набор – классика, детективы, произведения прочно забытых советских писателей и какие-то совсем уж странности. Полистал сборник "Онежские былины". Взаправду былнны – на тысяче строчек какой-нибудь герой Добрыня Никитич и другой, менее известный герой, чье имя уже забылось, на пару выполняют приказ очередного князя-ясно-солнышко – собрать по всем русским городам дань за 12 лет. Долго и эпично они собирают дань, а затем везут ее в далекое ханство, хану с чудным именем Бухарь, где... Захлопнул, побежал дальше.
Выбрали сыну почитать "Мэри Поппинс". С детства путал ее с Пеппи Длинный Чулок, а зря. Борис Заходер ерунды не переводит!



Поведение Мэри Поппинс зависит от ветра, а ветер, судя по всему, западный. Оттуда, где заходит солнце – прямо в бухте над морем, чуть левее горы, правее кораблика – говорят, там нефтяная труба, где заправляются танкеры.







Темнеет рано и быстро – в какие-то полвосьмого вечера солнце только что вроде висело высоко-высоко, и вдруг нырк! – и только розово-серые брызги на воде, да и те скоро исчезнут. Цвета заката – неописуемые. И море, и ближние горы, и дальние в дымке на горизонте – на полчаса всё превращается в сказочную, словно силуэтами нарисованную страну.



А уже в полдевятого – полнейшая ночь. Вот, кстати, еще один признак юга – теплый ночной воздух. Небо с яркими близкими звездами. И треск цикад в траве. Признак третий – когда лежишь уже в кровати, закрываешь глаза, а тебя качают и качают волны...

Subscribe

  • (no subject)

    Читаю, как народ ломанулся в какой-то клабхаус. Для этого нужен айфон и целая жизнь, чтобы кого-то там слушать. Что??? Люди ищут по объявлению в…

  • IR92

    А между тем у нас снова вышел номер. Оказывается, чтобы сдать журнал, нужно взять в газете отпуск на две недели - тогда это получается более-менее…

  • 45

    Выставка открыта, всё хорошо, номер газеты сдали, наконец можно чуть-чуть выдохнуть и предаться рефлексии. И ответить всем на поздравления.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

  • (no subject)

    Читаю, как народ ломанулся в какой-то клабхаус. Для этого нужен айфон и целая жизнь, чтобы кого-то там слушать. Что??? Люди ищут по объявлению в…

  • IR92

    А между тем у нас снова вышел номер. Оказывается, чтобы сдать журнал, нужно взять в газете отпуск на две недели - тогда это получается более-менее…

  • 45

    Выставка открыта, всё хорошо, номер газеты сдали, наконец можно чуть-чуть выдохнуть и предаться рефлексии. И ответить всем на поздравления.…